16:12 

"Шихан" - центр мира!

256lis
дождь не может идти вечно...
Мы часто ездим на Шиханы-местные горы-одиночки недалеко от Стерлитамака..Их видно еще когда только подъезжаешь к городу. Особенно красивое зрелище открывается на закате, когда каменные склоны Юрактау – одного из крайних Шиханов - светятся мягким розовым светом. Даже с большого расстояния кажется, что камень теплый. Так и есть.



Много красивых легенд о шиханах есть у башкирского народа. Всех их объединяет одно: когда-то они были сказочными героями — могучими батырами, красавицами-невестами, птицами и зверями. Есть в этой поэтизации гор элемент исторической реальности: очень давно шиханы действительно были живыми. Своим рождением они обязаны мириадам различных моллюсков, обитавших здесь, на дне доисторического моря.

Геологическая справка:

читать дальше


Рождение Шиханов окутано не одной легендой. Приведу одну, самую распространенную.

У седого Урала имелась дочь - красавица Агидель. Не речкой она была тогда, а девушкой. Все джигиты влюблялись в нее с первого взгляда и начинали петь грустные песни. Но ни один из них не мог завоевать ее ответную любовь. Больше всего на свете ценила Агидель свободу и поклялась никому не отдавать своего сердца, покуда существуют на свете горе и страдание.
Прослышал о девушке молодой Ашак, сын правителя всего края. Осед­лал лучшего коня и примчался в аул, где жила Агидель. Красив был Ашак: чер­нобров, черноус и сверкал белозубой улыбкой. Оружие у него было отделано серебром, а на плече сидел, вцепившись крепко когтями, охотничий сокол.

И смутилась красавица Агидель, увидев статного парня. А он высоко­мерно улыбнулся. Ашак привык к тому, что все подчинялись его воле. Нравом он был хитер, коварен и жесток, за что народ прозвал его Ашаке, что значит гадкий, отвратительный, и в груди у него вместо сердца был камень.

Джигиты аула, где жила Агидель, бросали недобрые, враждебные взгля­ды, но страх перед сыном правителя края останавливал их. Лишь один из пар­ней, самый смелый, самый влюбленный, вступил с Ашаком в поединок, хотя и был безоружным. Но не поддержали друзья отчаянного джигита. Безжалостно расправился с ним молодой Ашак. Он набросил на него аркан и, красуясь на коне, протащил несчастного по уличной пыли. Видела это Агидель, в ее сердце вспыхнула ненависть к злому, заносчивому красавцу.

- Не приходи больше, - сказала она Ашаку. - Ты приносишь людям горе, я не могу быть с тобой счастливой.

- Какое нам дело до людей? - ответил Ашак. - Я увезу тебя, будешь купаться в шелках и золоте, и дом наш будет полной чашей.

- Нет, - упрямо молвила девушка. - Счастье двоих возможно толь­ко тогда, когда счастливы все люди, весь народ.

- А-ха-ха! - засмеялся Ашак. - Все равно будет так, как я хочу.

Неожиданно, лихо свистнув, он перекинул Агидель через луку седла и помчался во весь опор к своему шатру.

Агидель сумела вырваться из его крепких рук, спрыгнула на зем­лю и побежала. За спиной бешено стучали копыта коня, белые хлопья пены слетали с его морды но Агидель увертывалась то вправо, то влево, не даваясь преследователю. Долго, долго бежала от Ашака Агидель.

После сумасшедшей скачки конь забежал вперед, вдруг захрипел и со стоном пал, загородив дорогу Агидели. Ашак торжествовал победу. Тогда Агидель в отчаяньи закричала:

- Отец, спаси меня!

- Никто не придет тебе на помощь, зло усмехнулся Ашак. - А вот за любимого коня ты у меня получишь!

И он хлестнул девушку камчой.

Но грозно встал вдали старик Урал. Сдвинул седые брови, закрях­тел сердито. И превратилась Агидель в светлую речку.

Побежал Ашак за ней, да никак не мог удержать ее, она выскаль­зывала из пальцев. Тогда он упал на ее пути, надеясь собой перегоро­дить дорогу. Обогнула его и протекла мимо него прекрасная Агидель.

В сердцах Ашак сорвал с плеча сокола и бросил его вдогонку де­вушке, обернувшейся речкой. Сокол раскинул крылья на пути Агидели, только и это не помогло.

- Вернись Агидель! - закричал в тоске Ашак. Он вдруг понял, что не сможет без нее жить. Агидель, не слушаясь, бежала дальше.

Тогда Ашак вырвал из груди свое каменное сердце и бросил его под ноги Агидели. На миг остановилась Агидель, прикоснулась к сердцу, обежала его вокруг, да уже не могла остановиться. Ведь она навсегда стала речкой.

Унеслась, уплыла она к старшей сестре Каме, а та отвела ее к матери Волге.

И с тех давних пор стоят на том месте, где Ашак хотел остановить Агидель, четыре шихана: Юрак-тау - Сердце-гора, Куш-тау - Пти­ца-гора, Шах-тау, который в старину называли Ашак-тау, и одинокий шихан, похожий на задранную морду коня - Тра-тау


Юрак-тау(Лысая) – небольшая гора (длина ее равна одному километру, ширина 850
метров, высота над Белой – 200 метров), но она очень живописна и
величественна. Сложена из очень чистых известняков, в составе которых
большую роль играют раковины и другие остатки тех самых «строителей»
рифов. В основании северного склона горы есть два близко расположенных
источника, один с пресной, другой – с сернистой водой. На склоне можно
встретить множество редких растений, даже дикий миндаль и степную вишню.

Куш-тау (Долгая) - пожалуй, самая большая и «лесная». Северный и восточный склоны
густо покрыты лесом из дуба, клена, липы и вяза. Она представляет собой
вытянутый холм длиной 3,5 километра и шириной около одного. Самая
высокая из ее вершин поднимается на 250 метров над уровнем Белой.

Высочайшая из четырех гор – Тра-тау (местная Фудзияма)) ), 275 метров над уровнем Белой. Здесь
произрастает более ста видов травянистых растений, среди них немало
реликтовых, которых «внизу» не встречаются, причем растут они
островками. Ковром цветов необычайной красоты покрыт южный склон. В
верхней же части есть даже таинственные пещеры. На западном, наиболее
крутом склоне Тратау, за последние годы проводились крупные взрывные
работы, которые нанесли значительный ущерб первобытной красоте горы .

Гора Шах-тау тоже когда-то была очень красива. Но ее известняки при всей
своей уникальности вот уже много лет используются в качестве сырья для
производства соды, которую производит местный гигант индустрии города — ОАО «Сода». Той самой соды, что стоит у вас дома в желто-красных пачках
.

Самое страшное, что Шах-тау срыта уже до основания, и теперь на месте некогда величественной горы покрытой дубово-кленово-липовыми лесами зияет карьер.


Чудовищная картина…особенно при том, что неподалеку от разработок все еще лежат огромные камни с отпечатавшимися раковинами, кораллами, и даже скелетиками древних животных.

И местным индустриалам мало одной Шах-тау. Они уже замахивались на Тра-Тау (которую, кстати, даже успели раскопать, но остановились, поскольку гора занесена в памятники природы ЮНЕСКО),а теперь ведутся разведывательные работы на Куш-тау - горе-птице. При мысли о том, что в ее склоны могут вонзиться безжалостные ковши экскаваторов и оставить после себя такой же гигантский чудовищно пустой карьер…При одной мысли об этом сердце разрывается от боли. Я знаю Куш-тау, уже как старую знакомую. ЖИВУЮ, сильную, своенравную.

на склонах Куш-Тау весной:


дикий миндаль:



вид на Куш-Тау и р.Агидель с Юрак-тау.Вдали виднеется Тра-Тау

Каждый раз, поднявшись на склоны, лисы достают варган и играют, приветствуя Ее. И Она откликается – танцем воронов, порывом Ветра и одурманивающим запахом полыни и чабреца, внезапно вспыхивающим пламенем костра, просто пульсацией в кончиках пальцев, что касаются Ее. Она живая!!! Ее нельзя убить! Вот так просто, срыть до основания!!! Нельзя…И Юрак-тау – она другая. Не такая приветливая – на Ее склонах разбился не один человек, но теплая и тоже живая!!! Я помню, когда Алиске было около 2 лет, мы приехали к Ней. Муж с родственниками поднялись на вершину, а я с Радой в животе и с Лисенком поднялись где-то на треть и остались ждать их на склоне. Я помню, мое приветствие Ей и ответную пульсацию в ладони откуда-то из глубины горы, из ее чрева пошла такая вибрация!!! «Здравствуй…» И спустя несколько секунд, я обернулась, сама не зная зачем, обернулась и увидела, как в 40-50см от нас спускается вниз черная гадюка. Она приподнялась, прошипела что-то на своем и обогнув нас уползла вниз. А потом…Началось представление! Прилетели три ворона и стали кружиться в танце над нами, прокричал канюк, делая круг над местом, где мы сидели, внизу пролетела цапля. Позже, когда спускались наши, муж сказал что напоролся на еще одну гадюку, которая ушла в сторону. Потом мы сидели у Ее подножья и каменные стены были надежной защитой от прохладного вечернего ветра. Они светились мягким розово-золотистым светом, было тепло и уютно, несмотря на то, что нас окружали голые отвесные скалы. Тепло это ощущается до сих пор, спустя уже несколько лет. Теперь у меня есть еще одно волшебное место - мои Шиханы – Гора-сердце и Гора-Птица. А с Тра-тау мы еще познакомимся.Уверена…


у подножья Юрак-Тау:


По вершине Юрак-Тау:



Тра-Тау:





За фото карьера Шах-Тау и ракушки отдельное спасибо Bestyija и )Igel im Nebel):


URL
Комментарии
2008-08-05 в 17:43 

Ох, какая красота!..

2010-05-12 в 00:16 

Billy Milligan
- А где твой костюм? - Я одета, как маньяк-убийца... они ничем не отличаются от обычных людей. (c)
Спасибо за информацию, чудесную легенду и фотографии. Потрясающие виды!

2010-05-12 в 07:39 

256lis
дождь не может идти вечно...
Silent Silver Bullet , всегда пожалуйста:-)

URL
     

Лисья нора

главная